Главная » Статьи » Фанфики

[Фанфик] Путь


Автор: Bogdan
Взято с: http://rus-minecraft.ru

ПУТЬ

Солнце озаряло болотистые земли, заставляя весело поблескивать капельки росы на травинках, растущих у берегов озер мутных вод. Шелест листьев шепотом разносился по долине, берущий начало из местных темных лесов. Безоблачное небо голубым океаном раскидывалось над головой, начинаясь и заканчиваясь где-то далеко за горизонтом...
Но только не над Гротаром. Над ним, как и всегда, раскинулась самая что ни есть тьма. В вечной ночи дубовый город при свете многочисленных факелов выглядел особенно впечатляюще, тем не менее это была не обычная темнота. Эпицентром этого всепоглощяющего мрака являлся портал, плавно парящий несколько выше самой высокой башни Гротара, будто темный трон, надменно указывающий этому мирному месту на его ничтожность.
Сам портал являл собой перевернутую хижину, почерневшую местами из-за копоти и сажи, принесенной из адской червоточины, через которую ясно было видно горящие земли Нижнего мира. Мостик, некогда ведущий к хижине, как и террасу, щепки которой кружили вокруг этого проклятого места плавно взмывая в небо, давно разъело гнилью и порчей, но его останки продолжали парить на своих местах. Однако появление этого портала на свет - уже совсем другая история.
В целом Гротар был простым селением, каких за всю историю сервера существовало великое множество. Хоть его и обходили стороной из-за бесконечных пси-штормов и непредсказуемых гравитационных аномалий, и только самые стойкие решались заселиться, здесь, в кромешной тьме, могли расти и росли вполне обычные морковь и пшеница, куры несли обычные яйца и рыба здесь вылавливалась вполне обычная. В целом, совершенно обыкновенный рыбацкий поселок.
А тем временем буквально через несколько мгновений кое-кто отдаст душу небу.
В сарае северо-восточного атриума разносились пыхтения и немногочисленные тяжелые шаги. Худая серая фигура с растрепанными черными волосами в синих мешковатых штанах медленно спускалась по лозам, окутывающих зеленый стеклянный столб в центре сарая. Жертва стояла в углу, смотря куда-то в сторону пролива, ведущего в море. Совершенно беспомощная и ничего не подозреающая. Богдан слегка ухмыльнулся и весьма тихо спустился на дощатый пол. Это будет совсем просто. Он аккуратно обошел места, где доски могли скрипеть, тем самым выдав его присутствие и сделав рывок наскочил на спину противника. Тот, в свою очередь много более тяжелый и сильный, оторопев скинул Богдана со спины и понесся в другой конец сарая. Теперь они стояли лицом к лицу. Немного ошеломленный, но очень желающий жить противник против хозяина города, который во чтобы то ни стало заберет то, зачем пришел. Соперник бросился вперед, Богдан увернулся и снова наскочил назойливому супостату на спину, крепко обхватывая ногами тело и, вынув из-за пояса резной обсидиановый бумеранг, перерезал ему горло и отскочил в сторону. Бык был зарезан. Остальные животные понурив голову мирно жевали недавно принесенную солому.
- Вот это была ошибка.
- Не спорю, можно было ослабить его зельем отравления, но не хотел задеть остальных коров - Сказал Богдан, потихоньку начинающий свежевать тушу свежезарезанного животного.
- Та я не про корову! Почему со всего сервера для разговоров ты выбрал именно этот чертов лагодром? - Несколько гневливо спросил Изя.
- Таки АГА.
- Чего агакаешь-то? Тебе сюда каких-нибудь экзорцистов звать надо, а то в твоем сарайчике уже ополчение в лице скелетов собралось, а над головой всюду-таки ифриты снуют. Чуть плащ мне не подпалили, ироды. Надеюсь их-то ты не разводишь?
- Я говорю, что это Адская Гротарская Аномалия. Скелетов я вылавливал, чтоб собрать свиту для похода или оставить их охранять хижину. У меня был лишь один "ручной" ифрит, но он задохнулся в стеклянном коробе, где я его оставил и забыл. А тебя позвал по одной просьбе.
- Изволь говорить несколько более прямо и чуть быстрее, голова кругом идет.
- Прости. Мне нужно оставить кого-то присматривать за городом в мое отсутствие.
- И все? Не мог попросить, как ты это называл, более "резистентных"? Вот их, выполнить твою просьбу. Игла мог бы тебе помочь, прислав, пару нубков из Модертауна со строжайшими наставлениями. Никто бы тебе тут ни одного носатого не тронул и даже твой паукан остался цел.
Да даже Кивулич мог бы тебе сюда целую армию этой твоей нежити прислать, тогда б ни один нубок из Модертауна и еще откуда носа сюда б не совал.
- Игла весь в делах и я не могу его выловить - Промолвил Богдан, вынимая из быка печень и складывая ее в корзину, которую он заготовил еще перед забоем - Кивули в бесконечных перелетах между мирами. И именно все эти нубки уже сколько раз убивали Гравия, что пришлось вести книгу учета. Ты принес то, о чем я тебя просил?
- Да - Сказал Изя и бросил на пол довольно немалых размеров мешок - Может тогда снесешь этот свой портал? Не пробовал его отодвинуть?
- Нет известнх мне сил, способных отвести его от города так далеко, чтоб он не вернулся. Да и с него все же польза есть.
- Только не надо мне тут повторять все эти твои некромантские рассазики про чернокнижные обрядики. А про то, что он весь третий ярус держит итак уже сколько раз слышал. И не знаю я никого, кто за твоим плавучим городком присмотрит. Звиняй, у самого дел по горло.
- Тогда я не имею права более тебя задерживать.
Вспышка, запах озона и жидосмотритель был таков. Богдан свернул свежесрезанную кожу в тюк, заткнул сверкающий зачарованный бумеранг из черного камня себе за пояс, взял корзинку с потрохами и направился в хижину. Последние приготовления. Однако оставалось еще одно очень важное дело...

Эта хижина была особенной. Не потому что в неё хотел заселиться Форумный Паладин, хотя вместо своих пожиток он оставил громоздкий аппарат неизвестного предназначения. И не потому, что мост к сараю этой хижины в отличие от остальных, был разрушен. И даже не потому, что от недостатка внимания и ухода грядки здесь поросли сорняком, и даже терраса треснула от неумолимых сил природы и времени. Это место хранило свою память. Как и весь город, в котором каждый мост, каждая досочка, каждый горшок и каждый посаженный в него бонсай помнил о том или ином событии.
Сарай именно этой хижины был местом скорби. Внутри по кругу стояли четыре надгробных камня разных форм, поставленные в честь существ, павших в неравном бою с гостями города, которые расценили их не более, чем как кровожадных монстров. Но они были дороги владельцу города, который в данный момент сидел в обнимку с каменным крестом, поставленным в честь любимого питомца. Гигантский паук. Кто бы мог подумать, что один из самых опасных, быстрых и ловких хищников мог быть весьма простодушным и игривым, хоть и непоседливым, но послушным домашним питомцем? Никто.
Двенадцать смертей. Двенадцать воскрешений. Двенадцать новых жизней, каждая из которых все более тяготила существование ни в чем не повинного создания. Первую жизнь он весело гонял кроликов от грядок с морковью, стаптывая их в погоне. Третью жизнь он сопровождал своего хозяина на любой охоте и отважно защищал его от орд нападающей нежити. Пятую жизнь он все чаще выползал на террасу и наблюдал, как медленно уплывает солнце далеко за горизонт и растворяется в закате. Седьмую жизнь он чуть не утонул, хотя и был превосходным пловцом. Девятую жизнь он перестал покидать хижину и занятый им уголок у потолка. Двенадцатую жизнь он не выдержал. Не выдержал и хозяин.
Но сюда он пришел не поплакаться в холодный камень и пытаться чем-то умять сидящую в нем боль. Он тяжело переживал любую потерю, но всегда мог скрыть это от постороннего внимания и не ставить этому наивысших приоритетов. Сюда он пришел почтить память минувших теплых дней, что провел с дикими существами, которых приютил по доброте душевной.
Слева от надгробия Гравия стояла каменная глыба, выточенная вручную в виде якоря, принадлежавшая свинозомби Боре, о существовании которого на всем белом свете знали лишь Богдан и чародей Коллин, давным-давно живший на третьем ярусе Гротара. Некогда этот незадачливый представитель адской нежити вышел из городского портала и, попытавшись сделать пару шагов навстречу новому миру, тут же полетел в море. Проторчав там пару дней без видимых намеков на угрозу городу и его жителям, Богдан выудил его оттуда и нарек Борю "горе-моряком". Примерно неделю почти без инцидентов прожил он в городе и умер при неизестных обстоятельствах. То было несколько смутное время и рыба ловилась очень плохо.
Напротив надгробия Бори стоял столб с памятной табличкой, на которой были нацарапаны имена трех зомби-малышей. У каждого из них была своя история, свои трамвы и свои обстаятельства, при которых они находились на грани жизни и смерти. Но будучи приюченными Богданом они заменили ему семью. А теперь их нет.
Справа стоял кусок необработанного булыжника, на котором покоялась деревянная доска со словом "Бугурт". Это был весьма пафосный и аггресивный ифрит. А еще он был петух. Его было не жаль. Но он был первым ифритом, охота на которого окончилась успехом и с тем же успехом он был заключен в стекляннй короб в незаселенной хижинке на окраине Гротара.
Память о понеснных потерях причиняла боль. Вообще, хозяину Гротара много чего причиняло боль. К примеру он страдал от сильной бессонницы и даже тогда, когда его ломило от тяжелой работы, которую он добровольно возлагал на себя во благо города, сна не было ни в одном глазу. Он пребывал в вечной агонии. И только местные аномалии города, которые почти ни коим образом на нем не сказывались, могли несколько облегчить его бремя.
Последнее дело сделано. Богдан встал и направился к разрушенному мосту. Подойдя к калитке он окинул взглядом мирно посапывающего в углу малыша зомби, крепко обнявшего дубовую палку. Маленький сторожил слегка приоткрыл глаза и проводил вглядом серую тощую фигуру, улетающую куда-то в сторону Большой Гротарской Башни.
Большой мешок за плечами, повязанный на поясе кожаный чехол и старый добрый обсидиановый бумеранг. Пошатываясь, Богдан неспешно покидал город, стараясь стерпеть постепенно пронзающую его боль по сему телу, которая отлично отрезвляла постоянно помутненный рассудок. Оставалось лишь выбрать направление, выбрать свой путь...

Привычный прохладный морской климат сменился жарким тропическим. Впереди был опасный, тернистый путь через непроходимые чащи тропического леса, либо выбор мог пасть на переправу сквозь мангровые леса. Тем не менее летевшему высоко в небе смотрителю это было глубоко до лампочки. На разлинованном листе пергамента он помечал местный ландшафт, тем самым составляя карту неизвестной доселе области. 
Оставив позади биомы влажных лесов, Богдан спустился к большому дубу, чтобы передохнуть после длительного путешествия и отведать немного... И тут не успевшая начаться трапеза была прервана чьим-то оревом. На опушке дубравы двое в странной черной матовой броне избивали свернувшегося калачиком стива. Разумеется, даже мысль о том, что подобное могло случиться посредь дня где бы то ни было в родном крае, просто не допускалась до обсуждений. Стало быть, в данной ситуации есть провинившиеся и пострадавшие, следовательно эту проблему надо решать. Творец правопорядка было уже вышел из под сени дерева с заранее подготовленной праведной речи о несусветности и неверности данного инцидента, как вдруг откуда-то из чащи со свистом пролетела стрела, окончившая свой полет точно в горле одного из той странной парочки. Второй бандит начал озираться по сторонам, но не увидел ничего подозрительного, кроме стоявшего под деревом паренька с большим мешком за плечами. Прямо из-за спины Богдана с боевым возгласом выскочила незнакомка с копьем наперевес. Тип в странной броне дал деру, а вошедшая в раж не обремененная тяжелой защитой особа с диким хохотом погналась за ним. 
Тяжело искалеченный стив, поднявшись на ноги и отряхнувшись, оперся о ближайшее дерево, открыл чат и высказал крайне нелицеприятное мнение о данном сервере и администрации, попутно добавляя в речь трехэтажнй мат, за что тут же получил нагоняй от местного смотрителя. 
Ситуация решилась так же внезапно, как и началась, и в итоге на пустыре остался лишь Богдан и кровоточащий труп, что было для него совсем не ново. Тем не менее, из всего потока благого мата смотритель выудил одну информативную фразу. Земли Высоких Технологий.
И внезапно из лесу снова раздались крики и нарастали звуки погони. Не успел Богдан обернуться, как в него врезался некий печенюх, вооруженный одним лишь каменным мечом.
- Неужели здесь все охотники становятся жер... Алексей Первый?
- Бодя?
Из кустов вынырнули еще двое, одетые в увиденные ранее подозрительные обмундирвания. Один из них был вооружен огромным двухметровым молотом, второй же сжимал в руках ненормально крупных размеров револьвер.
- Алексей!
- Ред?!
- Богдан?
- Что?
- Бодь, хватай меч!
- Я не понял, что за спешка?
И тут смотритель потерял связь с миром.

- "...Особо важно отметить тот факт, что хоть объект исследования и является слепоглухонемым в сравнении с обычным человеком, тем не менее зряч, если поблизости есть любые объекты, подающие признаки жизни, и крайне тонко различает вибрации в окружении радиусом до десятка метров, что вероятно связано с выше указанным странным резонирующим мясистым выростом, заменяющим ему сердце. Он способен транслировать свою речь путем передачи телепатических сигналов..." Тут столько информации по заключенному, особенно касающейся строения тела.
- Этот дистрофик как никто знает нормальную человеческую анатомию и десятки крайне уязвимых болевых точек. В связи с опасностью, которую он представляет, было справедливо составить его анатомическую карту, хотя бы приблизительную, чтобы знать с чем мы связываемся. Он никчемный боец, но черт тебя дери, если подойдешь к нему хоть на пару метров, он тебя узлом завяжет. Этот ходячий пыточный станок я держу запазухой в камере с особо строгими условиями для сдерживания таких вот буянов.
- Понятно. Так зачем я тебе понадобился?
- Допросишь его. Вот блакнот, в нем список основных интересующих меня вопросов, если хочешь, задай свои, не бойся импровизации. Еще тазер, морковка и вот это устройство.
- ...диктофон?
- Слушай сюда. В камере находятся высокомощные динамики, постоянно транслирующие хаотичные шумы, главная проблема сдерживания этого говнюка - его внимание. Если оно рассеяно, то нихрена он не опасен, если же нет - то он проявит крайнюю изобретательность в составлении плана побега и никакие кандалы его не удержат. Значит так, нажимаешь вот эту кнопку и начнется проигрываться запись, едва слышимый белый шум, тридцать минут ровно. Аудиодатчики его распознают, камера отпирается и ты начинаешь допрос. Заваливай его вопросами и не давай времени на размышления, перебивай как можно чаще, используй все методы, чтобы он не вздумал помышлять о побеге. Если запись кончится, дверь запирается и динамики врубаются. Попытаешься отключить или приостановить запись - то же самое. Думаю ты знаешь, что способны сделать с человеком двести децибел.
Печенюх в бронзовой броне невольно сглотнул, но деваться было некуда. Он всю свою жизнь играл в опасные игры, ставкой в которых часто стояла его жизнь. Тем не менее обратный путь был неприемлим, на сей раз на кону была если не жизнь, то судьба его верного друга.
Он сгреб все данные ему вещи в кучу, вышел из кабинета (хотя признаться честно, это было весьма грязное подвальное помещение, задымленное дешевым куревом) и побрел по тускло освещенному коридору, полностью провонявшего плесенью и гнилой плотью там и сям валявшихся дохлых крыс. К сырости ему не привыкать: добиться доверия этой группировки тунеядцев и неумех пришлось через торговлю контробандной техникой, а вся база, в том числе и склады, в основном располагались в разветвленной сети катакомб, находящейся прямо под развалинами Aquila City. Печенюх был в десятке шагов от камеры, но уже здесь весьма ощутимо дрожал бетонный пол, а за стальной пневмодверью не то играла музыка, не то гремел гром. Щелчок кнопкой диктофона и пневмодверь с шипением скользнула в сторону, а грохотание заметно утихло, так же, как и землетрясение. Едва зайдя внутрь печенюх в первую очередь оценил мощную продвинутую аудиосистему из гигантских колонок, встроенных в стены, и плачевное состояние заключенного.
Пред ним сидел на коленях его давний знакомый, с которым вместе они прошли немалый путь и пережили много невзгод. Ноги его закованы в толстые оковы, прикрепленные прямо к полу, так что он не мог чувствовать землю подошвами стоп, как ранее. Голову и правую руку его фиксировали тяжелые стальные колодки, прикрепленные к углам камеры туго натянутыми чугунными цепями. Левая рука, тяжело изувеченная шрамами и без среднего и безымянного пальцев, крепко держалась скобами, прикрепленных к низкому потолку. Кожа на кисти была стянута так, что были видны гниющие мышцы меж оставшимися пальцами, а на виднеющейся малой лучевой кости виднелся столбец из вырезанных треугольных рун. Но самое примечателное, что вокруг запястья вращалась крохотная черная сфера, постоянно меняющая траекторию и скорость полета и оставляющая за собой длинный шлейф. Печенюх тяжело вздохнул и серокожий паренек, слегка вздрогнув, сразу же оживился.
- Чернь непостижимая, плоть загадки, тайной играющая, отзовись на мой зов, избави от пут жаждущего твоего покровительства, в стези к свободе помоги мне и пусть враг обманом и луковством тщившийся истину мою одолеть погибнет и посему...
- Что ты там бормочешь?
- Алексей? Алексей Первый, это ты?
- Господи, я думал они тебя тут распяли или еще что похуже. Как они тебя кормят, одни ребра торчат. И что у тебя с рукой?
- Сей подарок мне приподнесли краткие минуты моего триумфа, когда я едва был свободен. Наспех сделанное оружие, хоть и не вполне удачное.
- Меня прислали задать тебе парочку вопросов, чистая формальность. Я должен поддерживать доверие с их стороны, так что помоги мне. Я обещаю, ты тут не надолго.
- Что им нужно?
- Планы канализаций города-государства Opus Magnum, местоположение твоей базы. Вернее зала Плоти, так как под базой его не нашли, хранилища Животворящей Кузни. И последние воспоминания.
- Воспоминания говоришь...
 
Три месяца назад, лето.​
- Так вот. - Богдан слегка похлопал по гигантскому панцирю массивную многорукую тварь, отдаленно напоминающую гигантскую мокрицу - Данный экземпляр был создан согласно всем предоставленным вами условиям: он многофункционален, готов безоговорочно выполнить все ваши команды, отзывается на кличку "Хома", гармонично вписывается в окружение ваших слуг и трофеев вашего дворца и не требует регулярного химического душа из питательного раствора "Биолюкс", как остальные мои создания. Пускай вас не смущает отсутствие головы, в его коже находятся светочувствительные рецепторы, которые хоть и делают его близоруким дальтоником, но зато не слепым. Так же, если вы изволите доплатить мне еще одно сингулярное кварцевое скопление, то в подарок получите целый ящик, наполненный микрокапсулами с мозговыми пиявками. Они принимаются нозально и предназначены для удаления памяти на любой период, либо мозга целиком.
- Весьма причудливое вышло творение, я ценю проделанную вами работу, господин Паук. Однако меня отталкивает его дизайн, в частности этот огромный панцирь, создается впечатление массивности и неповоротливости, а у меня уже расписан график требуемых к выполнению работ.
- Уверяю вас, вес этого чуда никоим образом не отобразится на его работе, в его мозгу находятся целых шесть отдельных центров, отвечающих за координацию телодвижений, а его вестибулярный аппарат точнее любого ватерпаса. Проверки ради можете велеть ему пройти по натянутому проводу, он пробежит его за считанные секунды, притом ни разу не сорвавшись. К тому же поддержка полусотни рабочих рук требует укрепленного позвоночного столба, а у этого выродка их целых четыре, целостность и крепость которых обеспечивает сегментированный панцирь.
- Весьма занятно. Скажите, а какую цену вы назначите тому любопытному дуэту - Валающийся на дорожайших шелках в роскошной золотой самодвижной двуместной кровати жирдяй с заметным усилием приподнял руку, чтобы указать на кошмарную парочку, стоявшую в дверях. Высокий мускулистый гуманоид в черно-серых полосатых шортах, кожа на груди которого была рассечена и обнажала гипертрофированную грудную клетку, держал в руках скованного по рукам и ногам более мелкого брата-близнеца, нижняя челюсть которого, казалось, была грубо вырвана, а из горла его тянулась длинная металлическая труба. У первого существа отсутствовало более половины черепной коробки, целым оставался только открытый рот, постоянно перекачивающий воздух в больших объемах. Когда грудная клетка твоей второй половинки занята сложной системой органов, производящей биологическую смесь, по функции сходной с напалмом, дышать приходилось за двоих.
- Боюсь Ральц и Тот не продаются. Видите ли, вы не единственный являетесь моим клиентом и зачастую мне приходится перевозить товар большим табаром, а ему требуется охрана. Так вы берете "многоножку"?
- Хм, скажите мне, а вы производите киборгов?
- Что, простите?
- Я считаю, что вы должны шагать в ногу с индустрализацией нашего мира, а не придерживаться консервативных взглядов в области искусства, частью которого вы являетесь. Вы талантливый скульптор, в ваших творениях есть своя изюминка, однако каркас сих творений весьма... недолговечен. Кибернетические модификации в наше время решают почти все проблемы, в том числе и ту, которая касается вашего ремесла, которое, как я полагаю вам известно, является нелегальным.
- Эти ваши инсинуации, знаете ли... Вы говорите как и те чертовы механоиды с завода. "Плоть слаба, плоть несовершенна..." Да что за напасть пошла в последнее время, каждый третий считает святым долгом напичкать свое тело, дар природный, чертовыми имплантами или заменить исправно работающие органы синтетическими аналогами. Я ничего не имею против заводов Опуса и фабричного производства кибернитических заменителей, но только для тех, кто в этом истинно нуждается. Помешанные на механизации своего тела фанатики ежегодно выбрасывают тонны вполне рабочего биоматериала, а кровь сливают цистернами, заменяя ее на какое-то чертово масло. Моя же цель заключается не только в продаже различных диковинных зверей, господин "анонимус", но и так же в демонстрации людям всей мощи эволюционных сил. Металл, знаете ли, не способен к адаптации, он инертен, инертен ко всем внешним раздражителям кроме ржавения, на которые живое тело способно ответить и приспособиться. К тому же не вам судить мое искусство, тем более вы сами занимаетесь весьма черными и противозаконными делишками.
- Что вы имеете ввиду?
- Думаешь я не знаю про твоих ищеек в тоннелях под Опусом, ссаный ты ублюдок, которые разнюхивают координаты любых подходящих лазеек, годных для проникновения на склады фабрики и хищения оттуда весьма заметных объемов очень ценных в наше время мнимой скверностали, таумия и сингуляриума. Поверьте, не вам судить о нелегальности моего ремесла, тем паче о несовершенстве моих созданий. Я долгое время терпел ваши прихоти и непомерные аппетиты, живой материал в требуемых вами объемах мне попросту не по карману, а ваша плата не покрывает такие расходы. Ваш эгоизм непростителен, боюсь я вынужден разорвать наш контракт и прекратить поставки слуг, правила эксплуаации которых вы непрекращаемо нарушаете, из-за чего они и гибнут, и "непрочный каркас" тут вовсе не при чем.
- Ваша дерзость не пройдет боком и неприкосновенность со стороны других Смотрителей вас тоже не спасет. Поверьте мне на слово, господин Паук, о вашем неординарном таланте нарушать четвертый закон магической термодинамики, гласящий о целостности ткани реальности, скоро пойдут слухи, а ваша голова полетит с плеч, и тогда она пополнит коллекцию моих трофеев самых грандиозных неудачников в истории земель Великой Магической Аномалии. Попомните мои слова.
Если бы Богдан мог улыбнуться, то скривил бы самую жуткую гримассу, которая могла бы во всю силу передать истинную злобу и надменность, которую он таил. Но на его лице лишь слегка приподнялись скулы, не меняя характерного прищура, и мастер скульптуры из плоти развернулся и медленно зашагал в сторону двери, попутно давая указание стоявшему там стражу покинуть помещение. Богдан пропустил вперед едва протискивающегося в и без того немалый дверной проем гигантского многорукого монстра и в полоборота повернулся назад, глядя на потупившегося в углу цепного пса, безрукое человекоподобное зубастое создание на двусуставных когтистых лапах, и лишь тихо молвил:
- Если я докажу вашу причастность к грабежам в Опусе, то клянусь, что нарежу с вашей тучной туши еще с десяток таких же.
Когда все ненужные лица удалились, толстяк нажал тревожную кнопку и сообщил:
- Проследите за тем, чтобы этот мясной балаган не дошел до следующего заказчика. Серокожего оставить живым.
 
Весна.​
- Договорились!
Огромная механизированная рука адепта инженерного искусства, техножреца Махора, едва не передавила крошечную руку Богдана в обычном рукопожатии.
- Я рад, что мы... договорились - разминая пальцы молвил новый партнер завода аномальной металлургии Опуса - Однако есть еще один нюанс, который стоит обсудить, ибо я не желаю, чтоб ожидания такого многоуважаемого... лица... не были оправданы.
- Тогда приглашаю пройтись до литейного цеха и по пути мы все обсудим.
Мировой лидер индустрии кибернетики никогда особо не стремился стать владельцем одной из наикрупнейших в мире компаний, сфера деятельности которой была весьма обширной и охватывала самые разнообразные ремесла, которые непосредственно касаются металлургии, горной добычи и механизации. Многочисленные мелкие предприятия сами прыгали под ноги кибернетических фабрик Опуса в надежде иметь больше шансов на существование и не быть раздавленными целиком в будущем. Немногие удастаивались чести лично пообщаться с Махором или даже лицезреть его воочию. Его уважали. Ему завидовали. Но более всего его боялись. В народе даже бытует расхожая стереотипная шутка: если псевдоним кибернетического гиганта был аббревиатурой, то первым словом являлось бы "межконтинентальный". Но обвешанного тоннами арматуры, проводами, кабелями да разнообразными магическими артефактами техножреца в последнее время все меньше интересовала его индустрия, все давалось слишком просто, мир серел с каждым днем, едва-едва, и он просто оцифруется, покинув столь обыденную реальность и навсегда уйдя дрейфовать по волнам сети МЭ вместе со стаками булыжника и прочего мусора, пока в конце концов не окончит свой путь в утилизаторе. Но однажды все повернуло иным путем и он встретил серокожего паренька, тогда убитого горем о потопшем городе из-за реструктуризации его родного мира, который помог ему, хоть и вовсе не строительством благотворителоьного фонда.
Махор и Богдан вошли в Тоннель Мебиуса.
- Спешу сообщить, что ты не приобрел крупное предприятие или какой-то большой завод, как быть может предполагал, на самом деле мы крошечная конторка, в которой три с половиной сотрудника большую часть времени страдают бездельем, типа опрокидывания чанов с флаксом наспор или созданием межпространственных дыр и выуживанием оттуда всякой херни.
- Я знаю.
Они вошли в комнату, где кое-кто предложил им кое-что. Они вежливо отказались и ступили на Луну, однако сразу же вернулись обратно, потому что там все свободное пространство было занято фабрикой по производству консервированного вакуума.
- Я давно занимаюсь крупными промыслами, которые уже иссушили более двух третей нашего мира. Как знаешь, ничто не вечно, как и наша сморщенная планетка.
Они постарались приостановить стремительное вращение Млечного пути, но их отшвырнуло в войд Козерога, на краю которого они плавно приземлились в космический бассейн с магнетарами.
- Ну, насколько мне известно, в твои руки ресурсы и энергия текут реками, а мы располагаем ничтожным бюджетом...
- Вот что меня действительно интересует: вы расположены в синей зоне отчуждения Спавна, ваша база неприметна на местности, если судить со стратегической точки зрения, что уже немаловажно. И могу отметить оригинальность идеи использования голодных узлов по периметру в качестве дополнительной меры защиты. Но куда более любопытно, так же ты имеешь наиболее ценный ресурс, чем железо, уран и прочие дотошные гадости - информацию. Экономические аспекты нашей деятельности меня мало волнуют.
Они парно и копытно переместились промеж хаотичных неорганических множественностей из.
- Я надеюсь вы придумали, что делать со скверносталью, чтоб тебе ноги переломало?
- Да, гори ты на древних фолиантах, мы придумали, как доработать переданную вами, черт тебя дери, технологию производства этого неподдатливого и опасного металла.
- Отлично, да перегорят твои воздушные фильтры, так как мы на днях обнаружили новые его свойства, сожги тебя твой теплоотвод, сумев превратить слиток скверностали... в идею.
Они зашли в зеркальный лабиринт, где их сопровождал летающий радужный трибар из чистого хренотия, на одном из углов которого сидел кое-кто и предлагал заняться кое-чем. Богдан сделал вид, что выудил из кармана небольшой слиток и передал его Махору.
- Мои сенсоры обнаружили пятьдесят две угрозы восприятия без единого доказателства присутствия материального объекта, кроме веса.
- Да, в этом и вся суть. Мы попытались с одним из абберитов избежать оскорблений при попытках описать скверносталь, чтоб ты запнулся о собственные кабели, и обнаружили его новые свойства. Трудно описать их все целиком, но к примеру, это самая обыкновенная вещь на свете, все будут считать уместным текущее месторасположение слитка, где бы он не лежал. Но есть один неустраненный пока деффект - мнимая скверносталь, как мы ее прозвали, постепенно испаряется из нашей реальности. Еще не известно, переносится ли металл в другое измерение, распадается на микроэлементы или просто пропадает в никуда, этого не проверить, ведь техника его не обнаруживает. Зато если удастся устранить эти недостатки, можно пускать его на, скажем, обшивку для военной техники. Любой танк на поле боя будет непримечательным, как дерево.
Они вышли из лабиринта. Проверка на психологическую резистентность к угрозам восприятия окончена.
- Знаешь, мне понравилась эта кошка, которая предлагала поиграть с клубком.
- Не все обязательно видят именно кошку.

Похожие материалы:

Категория: Фанфики | Добавил: IvanchenkoDV (06.09.2015)
Просмотров: 723 | Теги: Bogdan, фанфик, Minecraft | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar